fbpx

Выражение презрения – универсально?

expression of contempt / выражение презрения

Эта статья является дополнением к книге «Анатомия эмоций: Выражения и мышцы»

Сколько существует универсальных эмоций? Обычно называют от 5 до 10. Я, например, чаще всего использую перечень универсальных эмоций Пола Экмана: радость, удивление, страх, печаль, гнев, отвращение и презрение. Недавний опрос среди ученых, которые изучают эмоции касательно того существуют ли универсальные эмоции и какие из них таковы – большинство называли только 5: радость, страх, печаль, гнев и отвращение. В статье не указан точный процент ученых, которые считают удивление универсальным, но согласованность варьируется между 40 и 50%. Выражение презрения считают универсальным только 34% (Ekman, 2016).

Почему ученые не сходятся во мнении универсально ли выражение презрения?

Если споры вокруг универсальности удивления можно объяснить просто — не все ученые считают удивление эмоцией, то с презрением все гораздо сложнее. Низкая согласованность среди ученых вызвана тем, что выражение с напряжением и поднятием уголка губ (AUs U12+U14) люди не всегда ассоциируют с названием «презрение».

Во-первых, это выражение было одно из трех предполагаемых выражений для презрения (Ekman & Friesen, 1986). Изначально был предложен также двусторонний вариант (AUs 12+14) и легкое поднимание верхней губы (AU 10) как две альтернативы. На основании бОльшей согласованности1 (75% vs 36% и 19%, для двустороннего варианта и поднимания верхней губы, соответственно) в 10 странах, именно вариант выражения с односторонним напряжением и подниманием уголка губ был выбран как экспрессия презрения.

Во-вторых, хотя это выражение и было добавлено к числу универсальных Экманом и Фризеном в 1986 году и было подтверждено в трех дополнительных исследованиях (Ekman & Heider, 1988; Ricci-Bitti et al., 1989), но как выяснилось дальше, считается презрением не при всех форматах2 ответа. Этот, довольно неожиданный результат обнаружил Джеймс Расселл в 1991 (Russell, 1991b).

Первые «нестыковки»

В своем первом исследовании, Расселл (Russell, 1991b) представлял только одно или два выражения (выражению презрения предшествовало или отвращение, или печаль), а не целую серию выражений, как это делали другие ученые. Как бы это не было парадоксально, но выражение, которое в предыдущих исследованиях называли презрением 75% участников, сейчас большинство называли отвращением, когда видели одно выражение (50.0%) или когда ему предшествовало выражение печали (45.24%). После выражения отвращение, это выражение чаще всего называли печалью (37.21%). Такие же результаты были и со шкальным форматом ответов.

Во втором исследовании, опубликованном в той же статье, он повторил результаты с другими 7 подобными выражениями. Большинство называли это выражение также отвращением (40.5%), презрение было вторым наиболее популярным ответом (28.6%). Люди считали (используя шкалы), что это выражение больше всего демонстрирует отвращение (2.57 vs. 2.33 для презрения).

Наконец, в третьем исследовании он показывал либо только одно выражение презрения (контрольная группа), либо сначала по одному примеру каждой из шести базовых эмоций: радость, удивление, страх, печаль, гнев и отвращение, а презрение было всегда седьмым, то есть на последнем месте (экспериментальная группа). Как он и предполагал, экспериментальная группа ближе отображала «классические» исследования и действительно в этой группе данное выражение называли презрением большинство (68.3%), а в контрольной группе презрение было вторым по популярности ответом (31.7%), а модальным ответом было «отвращение» (60.0%).

Экман, О’Салливан и Мацумото (Ekman et al., 1991) допустили, что участники могут использовать стратегию исключения, но посчитали это весьма маловероятным. Почему тогда два других выражения не называли презрением? Они также подчеркнули разницу в уровне образования участников в исследовании Расселла и их собственных исследованиях. Тогда они впервые предположили, что не все понимают термин «презрение» (англ. Contempt). Они также проверили результаты другого исследования и не нашли подтверждения, что предшествующее выражение влияет на точность распознавания эмоций. Во всех случаях презрение было модальным ответом. Наконец, они усомнились в процедуре, которую использовал Расселл с точки зрения соответствия тому, как мы распознаем выражения в повседневной жизни. Они утверждали, что во время общения мы видим сразу множество выражений, а исследование Расселла показывало только одно или два выражения и поэтому результаты были такими.

Это мало убедило Расселла и поэтому он провел серию дополнительных исследований (Russell, 1991a), где люди распознавали выражение презрения и, в этот раз не выбирали ответ, а приводили свой вариант. Это выражение вновь чаще всего называли отвращением (10.0%), презрением его назвали только 3 из 160 участников. В другом исследовании, он демонстрировал те же выражения и на этот раз, участники должны были оценить, насколько на лице присутствует шесть эмоций: гнев, фрустрация, отвращение, пренебрежение (англ. Scorn), скука, и, конечно же, презрение. Для этого они использовали шкалу от «вообще нет» (1) до «очень сильно» (4). Присутствие презрения, в среднем оценивали в 2.2 балла (1 = нет вообще). Скука (2.75) и отвращение (2.58) были наиболее «выраженными» эмоциями на лице. Презрение было на четвертом месте и, по мнению участников, было выражено значительно меньше, чем скука и отвращение.

Дэвид Мацумото (Matsumoto, 1992) продолжил собирать данные в классическом формате. Ему было известно о критике Расселла, но он обосновал необходимость своего исследования тем, что в первом исследовании (Ekman & Friesen, 1986) использовалось только два примера выражения, а в репликации (Ekman & Heider, 1988) хоть и 12 изображений, но только в одной культуре – Индонезии. Поэтому он повторил исследование в Японии, Вьетнаме, Польше и Венгрии, используя все доступные выражения. Презрение было доминирующем вариантом для всех выражений.

Выражение презрения означает презрение, но мало кто знает что такое презрение

На этом изучение презрения не закончилось, наоборот, только подверглось более скурпулезному анализу. Эрика Розенберг и Пол Экман (Rosenberg & Ekman, 1995) провели три исследования, в котором они демонстрировали выражения 7 эмоций, в т.ч. презрения и позволили участникам отвечать в (1) открытом формате, (2) форсированном-истории или (3) форсированный-термин (классический вариант). Интересным изменением было и само выражение презрения. Так, к стандартному выражению (AUs U12 + U14) был добавлен поворот головы в сторону и два направления взгляда: в сторону или в камеру. Результаты первого исследования описаны ниже:

  1. Все выражения, кроме презрения (17.7%), распознавались с точность выше случайного угадывания. Тем не менее, это соответствовало их ожиданиям поскольку они считали, что термин «презрение» не понятен большинству людей.
  2. Когда использовались истории, участники ассоциировали выражение презрения с ними значительно чаще случайного угадывания (94.6%). Это было значительно выше результатов открытого формата.
  3. Участники их исследования ассоциировали выражение с термином «презрение» значительно чаще случайного угадывания (75.4%). Примечательно также и то, что этот результат хуже, чем для историй. Это соответствовало их ожиданиям, вновь, по причине того, что истории исключают «непонятный» термин.

Во втором исследовании, они оставили только условия с историями и добавили к ней вариант «ни одна история не совпадает». Результаты презрения (93.5%) были выше случайного угадывания и не отличались от результатов первого исследования. Важно и то, что такие эмоции, как гнев, печаль и удивление распознавались хуже во втором исследовании чем в первом. Отсутствие падения точности для презрения – доказательство в копилку универсальности презрения, а отсутствие согласованности в открытом формате и низшая согласованность в условиях одного термина – можно объяснить сложностью самого термина.

Дальше больше, эксперименты Нэнси Альварадо и Кимберли Джеймсон (Alvarado & Jameson, 1996) показали, что люди различают выражения презрения и отвращения по значению, и что презрение отличается от отвращения или гнева. Также, они продемонстрировали, что люди не используют для выражения презрения ни термин презрение, ни отвращение. Самыми популярными (из доступных вариантов) были раздражение (англ. Annoyance), неудовольствие (англ. Displeasure) и нетерпимость (англ. Impatience). Наконец, для термина «презрение» люди чаще всего выбирали выражение гнева.

Майкл Бигль и коллеги (Biehl et al., 1997) собрали данные в классическом формате в 6 странах и вновь, выражение презрения распознавалось выше случайного угадывания и в зависимости от страны, точность варьировалась от 62.5% до 87.0%. Примечательно, что именно в США была самая низкая согласованность, во всех остальных странах точность была выше 75.0%.

Два следующих исследования использовали шкалы для оценки присутствия 7 базовых эмоций и пришли к разным результатам. Первое исследование (Frijda & Tcherkassof, 1997) показало, что люди оценивали презрения для одноименного выражения как самую интенсивную эмоцию (68.0%). Интересную деталь указал в своей статье Мацумото (Matsumoto, 2005), а именно что оно было проведено с неанглоязычными участники (французский язык родной).  В другом исследовании (Yrizarry et al., 1998) результаты были неоднозначными. Если в США участники самой интенсивно-выраженной эмоцией указывали отвращение (3.05 на шкале от 0 до 8), а презрение было на втором месте (2.32), то в Японии презрение было на первом месте (4.32) за которым следовало отвращение (2.06). В статье 2005 года Мацумото (Matsumoto, 2005) проанализировал результаты этого исследования еще раз и выяснилось, что хотя выражение презрения в среднем и оценивали как выражающее отвращение больше, чем презрение, для 5 из 8 изучаемых выражений участники в США все же самой интенсивной эмоцией называли презрение. Невзирая на это, участники из Японии распознавали презрение значительно точнее, чем участники из США.

На следующее исследование стоить обратить особое внимание (Haidt & Keltner, 1999). В нем участники из США и Индии оценивали выражения множества эмоций в форсированном и открытом формате. Интересно оно по целому ряду причин. Во-первых, это первое исследование, где выражение презрения американцы не называли презрением чаще всего в фиксированном формате ответа (участники могли ответить «ничего из этого не подходит»; 55.0% — отвращение, 35.0% — презрение). Индусы все же считали это выражение презрением.

Во-вторых, в открытом формате ответа, участников спрашивали: «Можете ли вы сказать, что произошло, что заставило человека чувствовать себя таким образом?», а не просили назвать эмоцию. Невзирая на это, их участники, описывая ситуацию часто использовали аффективные термины. Поэтому они также провели анализ аффективных терминов, а не только описания ситуации. Результат показал, что американцы не использовали термин «презрение» вообще, а самым популярным ответом было «Раздражение» (28.6%). Индусы снова чаще называли это выражение презрением (60.9%).

В-третьих, в обеих кодировках ситуаций, вызвавшей выражение презрения, участники в США и Индии отвечали одинаково и в соответствии с ожиданиями ученых. Это исследование в очередной раз продемонстрировало, что одной из причин плохого распознавания выражения презрения в США может быть «неподходящий» термин.

В 1999 году, Пол Розин и коллеги (Rozin et al., 1999) опубликовали статью, в которой описали два интересных исследования. В первом, они представили перечень ситуации, в которых было описано нарушение этики общины, автономии и святости. Именно ситуации нарушения этики общины, по их мнению, должны были вызывать эмоцию презрения. Они представили эти истории участникам из США и Японии, а они в свою очередь, должны были связать их либо с выражениями эмоций, либо с терминами. В этом исследовании они использовали выражения презрения двух типов: одностороннее напряжение уголка (AU U14), а второе выражение включало тоже движение вместе с односторонним поднятием верхней губы (AUs U10+U14).

Результаты показали, что участники в обеих странах, как и предполагалось, связывают нарушение этики общины с выражением презрения. Они также использовали чаще всего термин презрение для описания чувств человека, который оказался в описанных ситуациях. Но что интересно, согласованность с выражениями была гораздо выше (66% и 53% для США и Японии, соответственно), чем с термином «презрение» (28% и 26%). Это различие в очередной раз подчеркивает, что вероятно термин «презрение» — не наилучший для описания этого выражения.

В следующем исследовании, уже другим участникам читали каждую из 27 ситуаций и должны были показать выражение лица, которое, по их мнению, соответствовало бы ситуации.

Результаты показали, что участники демонстрировали двустороннее (AU 14) и односторонне (AU U14) напряжение уголков губ реагируя на ситуации, вызывающие презрение. Другими словами, участники демонстрировали выражение лица, которое ученые и ожидали – презрение.

Непонимание термина — не проблема: исследования Хью Вагнера

Проверить идею о том, что причиной низкой согласованности участников касательно выражения презрения является сам термин взялся Хью Вагнер в 2000 году (Wagner, 2000). Одну часть этого объяснения он отклонил сразу. В частности, что термин презрение используется слишком редко. Он привел данные, что в английской письменности, термин презрение используется значительно чаще, чем термин «отвращение». Как в американском, так и британском английском. Тем не менее, он не исключил что люди могут не понимать сам термин или редко используется в повседневном языке. Например, он привел два исследования (Fehr & Russell, 1984; Wagner, 1999) в которых участники должны были перечислить как можно больше названий эмоций. В этих исследованиях только 1% и 9% участников упоминали презрение, а отвращение 13.5% и 21%, соответственно. В моем подобном исследовании, у презрения был несколько лучше результат. Так 20% участников упоминали презрение и это была 9 по популярности эмоция. Отвращение, кстати, было на 10 месте и его упоминали 19% участников. Тем не менее, презрение никогда не упоминалось первым и только 2.8% участников называли презрение в первой тройке терминов. То есть русскоязычные участники хоть и упоминают презрение, это не была самая «доступная» эмоция.

Чтобы проверить второе объяснение, что люди не понимают или не используют термин в повседневном общении, он провел четыре исследования.

Исследование 1

Так, в первом эксперименте он демонстрировал по два выражения презрения (AU U14 и 14), гнева и отвращения. При первом просмотре участники должны были назвать эмоцию сами (открытый формат), а во время второго просмотра выбрать из закрытого перечня (форсированный формат). В конце все участники писали свое определение презрения.

Каждое определение было оценено в соответствии с тремя критически-важными компонентами презрения: (1) межличностное, (2) чувство превосходства, и (3) отрицательность. В зависимости от их определения презрения, всех участников разделили на три группы. Если следовать логике, то чем точнее люди определяли презрение, тем чаще они должны были называть соответствующее выражение презрением в открытом формате. Результаты, тем не менее, были неутешительны. Двустороннее выражение редко вообще называли презрением (0%, 2.3%, 0% для групп лучшего, среднего и худшего определения презрения). Согласованность для одностороннего презрения была ненамного лучше (22.2%, 16.7% и 4.0%), хотя и группа с наиболее точным определением приписывала этому выражению термин презрение значительно чаще простого угадывания. Согласованность участников в форсированном формате была высокой, 70.7% для обеих выражений.

Исследование 2

Во втором эксперименте половина участников, прежде чем распознавать выражения, соотносила эмоциональные термины с их определениями. Затем распознавали в открытом и форсированном формате. Независимо от того, соотносили участники определение с термином или нет, согласованность была низкой. Обе группы чаще всего отвечали, что выражение презрения не выражает «ничего» (36.4% и 40.9%). Презрением это выражение называли 15.9% (после прайминга) и 13.6% участников. В форсированном варианте ответа участники могли выбрать 4 варианта: гнев, отвращение, презрение и нейтральное выражение. Выражение презрения чаще называли нейтральным выражением, чем презрением (61.4% vs. 37.5%).

Исследование 3

В третьем эксперименте участники описывали ситуацию, где бы они переживали каждую из трех эмоций: гнев, отвращение и презрение. В контрольной группе участники описывали ситуации для печали, радости и страха.   После чего они должны были перечислить как можно больше названий эмоций. Затем, они должны были распознавать выражение в открытом и форсированном формате ответа.

Участники, которые были в экспериментальной группе и упоминали презрение распознавали его лучше всего (16.7%), согласованность для других участников была и того хуже (8.3% — 8.7%). В форсированном ответе точность была 66.7%.

Исследование 4

Наконец, 4 эксперимент использовал форсированный и фиксированный формат ответа (добавлено «ничего из этого»). Участникам демонстрировали примеры 6 эмоций (гнев, отвращение, страх, радость, печаль и удивление) и нейтральное выражение. Ответы же не включали вариант «нейтральное выражение», но в них был вариант «презрение». Вагнер ожидал, что участники будут выбирать вариант презрение в форсированном варианте ответа для нейтрального выражения.

Результаты это и показали. Участники называли нейтральное выражение презрением в форсированном формате ответа (70.4%). Когда же присутствовал вариант «ничего из этого», только 7.2% участников называли это выражение презрением, большинство же выбирали вариант «ничего из этого» (90.5%).

Результаты подобных исследований (Эксперимент 4) подвергались критике универсалистов (хотя это отчасти и критика в их сторону тоже). Дело в том, что участники по всей видимости выбирают вариант, который больше всего подходит (не только на основании исключения). В этом плане Эксперимент 2 намного важнее, поскольку там присутствовал «правильный» вариант, который выбирали реже другого, «нейтральное выражение».

В итоге 4 эксперимента Хью Вагнера подвергли серьезной критике объяснение, что презрение распознается хуже из-за того, что люди не понимают термин «презрение».

Выражение презрения означает презрение, но мало кто знает что такое презрение #2

Далее, Мацумото и Экман (Matsumoto & Ekman, 2004) предоставили дополнительные доказательства универсальности с упором на «ответ» Хью Вагнеру. Так, например, их первое исследование было прямым продолжением второго эксперимента Вагнера, где они добавили весь перечень эмоций (гнев, презрение, отвращение, страх, радость, печаль и удивление) и нейтральное выражение. Среди ответов был также вариант «другое», что приобретает их исследованию «фиксированный» формат. Они показали, что выражение презрения является модальным вариантом для всех выражений презрения (AUs U12 + U14), хотя точность была довольно низкой (M = 45.9%; 33.8% — 52.7%).

Второе исследование было проведено с использованием историй в качестве вариантов ответа. Они также сравнили два типа выражений презрения: стандартное (AUs U12 + U14) и U12 + U14 с приподнятой головой и глазами, направленными вниз или в сторону (в статье они утверждают, что эти два выражения взяты из Rosenberg & Ekman, 1995; тем не менее возникает разногласие с описанием выражений в той статье. Там они описаны как поворот головы и направление взгляда либо в камеру, либо в сторону). Они использовали те же истории, что и в Rosenberg & Ekman, 1995, добавив еще и нейтральное выражение. Участники должны были связать выражение с каждой историей. Когда они заканчивали с первой частью исследования, они должны были в открытом формате назвать эмоцию для каждой истории.

Результаты показали, что выражение презрения связывали с историей, вызывающей презрение в 55.8% — 73.7% случаев. Тем не менее, историю в свою очередь редко связывали с термином презрение (13.1%). Они интерпретировали эти результаты, как доказательство «недоступности» термина «презрение».

Они провели третье, подобное вышеописанному, исследование с несколькими изменениями. Одна группа была полностью повторением второго исследования. Второй группе, вместо истории для презрения, они давали абстрактное описание презрения, предложенное Хью Вагнером: «Человек испытывает превосходство над другим человеком, который поступил плохо». Третья группа вбирала один термин. Половину участников этой группы сначала просили соотнести термин «презрение» с определением, а вторую термин «страх» (контрольная группа). Помимо 7 эмоциональных терминов, участники могли выбрать вариант «нейтральное выражение», «ничего из этого» и «другое». Также участников этой группы просили привести примеры ситуаций, которые бы вызывали каждую эмоцию.

Результаты с историями всегда выбирались чаще случайного угадывания (47.4% — 63.2% и 23.7% — 72.1% для стандартной истории и абстрактного определения, соответственно). Как и в предыдущем исследовании, люди редко называли истории (стандартную и абстрактное определение) терминами, связанными с презрением (21.3%). Интересные результаты были получены с использованием названий эмоций. Три из пяти выражений чаще называли нейтральным выражением, хотя и презрение выбиралось чаще угадывания. Когда они проанализировали истории, только 36% привели пример, который бы соответствовал всем критериям презрения предложенных Хью Вагнером, еще 36% двум и 7% одному критерию и оставшиеся 17% историй не соответствовали ни единому критерию.

Когда они сравнили точность участников в группах с историями и названиями, то 4 из 5 примеров выражения презрения лучше распознавали в условиях с историями.

Наконец, в своем четвертом исследовании, они пытались поддать сомнению аргумент Вагнера, что термин презрение используется часто в речи. Для этого они сначала попросили участников соотнести термин презрение и отвращение с их словарным определением (было 7 вариантов для всех базовых эмоций). Затем, они указывали как часто каждую из 7 эмоций они (1) используют и (2) слышат или читают о ней.

Их участники реже всего использовали термин презрение (65.4% указывали на последнем месте), причем значительно реже чем все остальные термины. Половина участников указывала презрение на последнем месте по встречаемости в устной и письменной речи, но статистически результат презрения не отличался от отвращения и удивления.

Новые данные

Исследование Мацумото (Matsumoto, 2005) показало также, что участники из США оценивали все восемь примеров выражения презрения как выражающие наиболее интенсивно эмоцию презрения (42.86% — 68.25%). Отличительной чертой этого исследования было также и то, что в нем участники после первого просмотра всех выражений, оценивали их снова. На этот раз они оценивали, насколько сильно эти эмоции люди переживают субъективно (а не насколько они выражены). Выяснилось, что участники этому выражению приписывают и внутренне переживание презрения значительно чаще случайного угадывания (45.50% — 65.61%).

Лангнер и коллеги (Langner et al., 2010) показывали своим участникам 8 типов выражений (7 эмоций + нейтральное) и использовали фиксированный формат ответов (присутствовал вариант «другое»). Средний результат для презрения составил 50% (или 53%; в тексте и графике разные цифры). Они также провели анализ с использованием другого, «непредвзятого» метода подсчета результатов (Unbiased hit rating — Hu) и получили результат 29% (несколько абсурдный результат, потому что Hu не выражен в процентах, а является пропорцией и варьируется в значениях от 0 до 1). Хотя они и не обозначили был ли результат выше случайного угадывания, по собственному опыту могу сказать, что с тем числом изображений (216) и количеством вариантов ответов (9), показатель Hu – 0.29 — выше случайного угадывания.

Исследование Ван Дер Шалка и коллег (van der Schalk et al., 2011) было подобным только что описанному с несколькими изменениями. Во-первых, в фиксированном формате участникам предоставили вариант не «другое», а «ничего из этого». Во-вторых, и что гораздо важнее, выражения имели динамический характер, а не статичный как во всех исследованиях, описанных ранее. Оба, обычный и непредвзятый способ подсчета точности показал, что участники распознавали выражения презрения выше случайного угадывания (69% и 67%; Hu .59 и .51 для североевропейских и средиземноморских моделей, соответственно).

Следующее исследование было проведено Виденом и коллегами (Widen et al., 2011). В нем участники из США распознавали 10 выражений, использованных в исследовании Хайдта и Келтнера (Haidt & Keltner, 1999). В первом исследовании участники сначала распознавали выражения в открытом формате, затем в фиксированном (присутствовал вариант «другое»). Презрение в открытом формате распознавали только 3%, в фиксированном 81% участников.

Второе исследование, опубликованное в той же статье, было схожим с предыдущим. Оно отличалось тем, что в фиксированном формате были добавлены варианты ответов, которые люди чаще всего использовали в открытом формате в первом исследовании. Вариант «другое» был заменен на «ничего из этого».

Результаты показали, что в открытом формате никто не назвал это выражение презрением, и только 8% в фиксированном формате. Большинство участников в отрытом (55%) и фиксированном формате (85%) использовали ответы из группы «познавательных способностей». Так в фиксированном формате она была представлена тремя вариантами: «в замешательстве» (англ. confused), «думает» (англ. thinking) и «подозрительный» (англ. suspicious).

Это все исследования, что мне удалось обнаружить на данный момент.

Моя история изучения выражения презрения

Ниже приведены результаты моих собственных исследований, некоторые из которых описаны в доступных источниках (ссылки указаны).

Первые два исследования были проведены в 2015 году. В одном участники из трех стран – Беларусь, Россия и Украина, распознавали выражения 7 эмоций и нейтральное выражение в открытом формате; в другом участники из Украины распознавали выражения в фиксированном формате (были добавлены варианты «ничего из этого» и «другое»).

Результаты показали, что согласованность в открытом формате во всех трех странах была низкая (17.4% — 23.3%). Результаты в фиксированном формате были значительно выше. Презрение распознавалось с точностью 51.87%. Подробности этого исследования вы можете прочитать тут (на украинском; Romashov, 2016).

Два других исследования были проведены в 2017 году. Первое было проведено с использованием форсированного и фиксированного формата одновременно (цель была выяснить как формат ответа влияет на точность распознавания). Результаты показали, что средняя точность распознавания в форсированном формате была значительно выше (76.3%), чем в фиксированном (56.3%). В последнем, участники часто выбирали вариант «ничего из этого» (14.5%) и «другое» (14.1%).

Повторный анализ (Romashov, 2018) этих данных с «непредвзятым» подсчётом показал , что презрение также распознавалось выше случайного угадывания в обоих форматах, но, как и в конвенциональном подсчете, презрение распознавалось значительно хуже в фиксированном формате (Hu = 0.44), чем в форсированном (Hu = 0.60). Подробности можно прочитать тут (на английском).

Наконец, в последнем исследовании, участники из разных стран (Беларусь, Казахстан, Россия и Украина) при виде выражения презрения редко использовали термин «презрение». Только 3 человека из 32 назвали это выражение презрением. Но эти результаты не стоит воспринимать как финальные, потому что данные не были еще проанализированы полностью.

Выводы:

История изучения выражения презрения гораздо сложнее, чем для других эмоций из числа 7 универсальных по Полу Экману. Выражение презрения распознается с высокой точностью почти  во всех исследованиях с форсированным и фиксированными форматами ответов. Шкальный формат ответа показал смешанные результаты, приблизительно пополам. Участники ни из одной страны кроме Индии не называли выражение презрения презрением в открытом формате.

Невзирая на это, все исследования, где избегался сам термин «презрение», как одно показывают, что это выражение связывают с ситуациями, которые должны вызывать презрение. Когда участников просят назвать эмоцию, которую должны вызывать эти ситуации, они редко упоминают презрение. Возможно действительно презрение — это неподходящий термин для этого выражения.

Однозначно ответить является ли выражение презрения универсальным — я не могу. Тем не менее, я ближе к тем 34% ученых, которые убеждены что эта эмоция имеет универсальное выражение.

Примечания

  1. Термины согласованность и точность распознавания используются взаимозаменяемо. Тем не менее, исследования подобного типа (особенно когда только устанавливается связь выражения с термином) не говорят о точности, а только о согласованности участников. Точность нельзя измерить, если нет данных подтверждающих, что выражение на самом деле было вызвано эмоцией.
  2. Различие между форсированным и фиксированным форматами ответов заключается в том, что последний позволяет участникам выбирать вариант не только из перечня, который предоставили ученые (за счет добавления вариантов “ничего из этого” или “другое”). В открытом формате участники не выбирают вариант ответа, а называют его самостоятельно.

Использованная литература

  1. Alvarado, N. & Jameson, K. (1996). New findings on the contempt expression. Cognition & Emotion, 10(4), 379-408.
  2. Biehl, M., Matsumoto, D., Ekman, P., Hearn, V., Heider, K., Kudoh, T., & Ton, V. (1997). Matsumoto and Ekman’s Japanese and Caucasian Facial Expressions of Emotion (JACFEE): Reliability data and cross-national differences. Journal of Nonverbal Behavior, 21, 3–21.
  3. Ekman, P. (2016). What Scientists Who Study Emotion Agree About. Perspectives on Psychological Science, 11(1), 31-34.
  4. Ekman, P., & Friesen, W. V. (1986). A new pan-cultural facial expression of emotion. Motivation and emotion, 10(2), 159-168.
  5. Ekman, P., & Heider, K. G. (1988). The universality of a contempt expression: A replication. Motivation & Emotion, 12, 303–308.
  6. Fehr, B., & Russell, J.A. (1984). Concept of emotion viewed from a prototype perspective. Journal of Experimental Psychology: General, 113, 464–486.
  7. Frijda, N. H., & Tcherkassof, A. (1997). Facial expressions as modes of action readiness. In J. A. Russell & J. M. Fernandez-Dols (Eds.), The psychology of facial expression (pp. 78–102). New York: Cambridge University Press.
  8. Haidt, J., & Keltner, D. (1999). Culture and facial expression: Open-ended methods find more expressions and a gradient of recognition. Cognition & Emotion, 13, 225–266.
  9. Langner, O., Dotsch, R., Bijlstra, G., Wigboldus, D. H., Hawk, S. T., & Van Knippenberg, A. D. (2010). Presentation and validation of the Radboud Faces Database. Cognition and emotion, 24(8), 1377-1388.
  10. Matsumoto, D. (1992). More evidence for the universality of a contempt expression. Motivation & Emotion, 16, 363–368.
  11. Matsumoto, D. (2005). Scalar ratings of contempt expressions. Journal of Nonverbal Behavior, 29(2), 91-104.
  12. Matsumoto, D., & Ekman, P. (2004). The relationship among expressions, labels, and descriptions of contempt. Journal of personality and social psychology, 87(4), 529.
  13. Ricci-Bitti, P. E., Brighetti, G., Garotti, P. L., & Boggi-Cavallo, P. (1989). Is contempt expressed by pancultural facial movements? In J. P. Forgas & J. M. Innes (Eds.), Recent advances in social psychology: An international perspective (pp. 329–339). Amsterdam, the Netherlands: Elsevier (cited in Matsumoto & Ekman, 2004; общий результат был 38%, что было значительно выше случайного угадывания; из статьи Matsumoto 1992, тем не менее, удалось выяснить, что для точного распознавания презрения в их исследовании должно быть совпадения культуры актера и культуры распознающего, а причиной тому мог послужить неверный перевод)
  14. Romashov, V. (2016). Detecting Aggressive Emotional States. Unpublished Master’s Dissertation. Taras Shevchenko National University of Kyiv, Kyiv.
  15. Romashov, V. (2018). How response format artificially increases emotion recognition rates. Unpublished Diploma thesis. Kozminski University, Warsaw
  16. Rosenberg, E. L., & Ekman, P. (1995). Conceptual and methodological issues in the judgment of facial expressions of emotion. Motivation and Emotion, 19(2), 111-138.
  17. Rozin, P., Lowery, L., Imada, S., & Haidt, J. (1999). The CAD triad hypothesis: a mapping between three moral emotions (contempt, anger, disgust) and three moral codes (community, autonomy, divinity). Journal of personality and social psychology, 76(4), 574.
  18. Russell, J. A. (1991a). Negative results on a reported facial expression of contempt. Motivation & Emotion, 15, 281–291.
  19. Russell, J. A. (1991b). The contempt expression and the relativity thesis. Motivation & Emotion, 15, 149–168.
  20. Van Der Schalk, J., Hawk, S. T., Fischer, A. H., & Doosje, B. (2011). Moving faces, looking places: validation of the Amsterdam Dynamic Facial Expression Set (ADFES). Emotion, 11(4), 907.
  21. Wagner, H.L. (1990). L’Anglais avec son sang froid? The use of positive and negative emotion terms in British and American English. Paper presented at the Fifth Conference of the International Society for Research on Emotions, Rutgers University, New Jersey.
  22. Wagner, H.L. (1999). Prototypicality of freely-produce d emotion terms. Unpublished manuscript, University of Manchester.
  23. Wagner, H. L. (2000). The accessibility of the term “contempt” and the meaning of the unilateral lip curl. Cognition & Emotion, 14(5), 689-710.
  24. Widen, S. C., Christy, A. M., Hewett, K., & Russell, J. A. (2011). Do proposed facial expressions of contempt, shame, embarrassment, and compassion communicate the predicted emotion?. Cognition & Emotion, 25(5), 898-906.
  25. Yrizarry, N., Matsumoto, D., & Wilson-Cohn, C. (1998). American–Japanese differences in multi-scalar intensity ratings of universal facial expressions of emotion. Motivation & Emotion, 22, 315–327.

Поделиться

Share on facebook
Share on vk
Share on twitter
Share on linkedin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Будь в курсе последних новостей

Подпишись на Еженедельную Новостную Рассылку

Получай уведомления о новых статьях