По ту сторону обмана: психология лжецов

По ту сторону обмана: психология лжецов

Эта статья и выпуск видео — наш совместный труд вместе с Сергеем Бубовичем, автором YouTube канала «MENTAL». Мы решили совместить усилия и выпустить видео и статью, которые бы дополняли друг друга. Психология лжецов, вот о чем этот выпуск.

Также, мы постарались ответить на один важный вопрос: Почему нам не удается распознать обман? Но мы уверяем, что ответ на этот вопрос с этого ракурса вы еще не видели.

Прежде, чем переходить к статье, рекомендую посмотреть видео.

Предыстория

Поскольку ученые не сразу начали изучать стратегии лжецов, предлагаю ознакомиться с короткой предысторией. В 2003 году, результаты мета-анализа Беллы ДеПауло и коллег (DePaulo et al., 2003) взбудоражили исследователей лжи по всему миру. Они продемонстрировали, что большинство ранее изучаемых показателей обмана слабо или вовсе не связаны с обманом. Другими словами, пассивное наблюдение за человеком не дает достаточно информации, чтобы определить кто врет, а кто говорит правду.

От этой новости, люди не стали обманывать реже. Соответственно, необходимость новых методов только увеличилась и ученым было что предложить. Быстроразвивающейся альтернативой стал «когнитивный» подход. В основе всех методов с использованием когнитивной нагрузки, лежит идея,что обман «сложнее» для мозга, чем правда. Например, лжец должен подавлять воспоминания о реальных событиях; запоминать, что он уже соврал и кому; следить за реакцией слушателя и подстраивать свое поведение, чтобы казаться убедительным. Более того, у лжеца нет реального опыта того, о чем он лжет. Ничего подобного не касается искреннего человека, который просто озвучивает события, которые с ним произошли.

Когнитивный подход построен на разнице психологии лжецов и искренних людей. И как раз об этом дальше.

Психология лжецов и искренних людей

Еще до того как ступить за порог комнаты допроса, состояние лжецов и искренних людей абсолютно несравнимое. Во-первых, лжецы знают информацию, которую они не хотят раскрыть. Искренние люди хотят рассказать все как было и забыть об этом. Во-вторых, аффективное состояние лжецов отличается от такого невиновных подозреваемых. Вина и страх — неотъемлемые спутники «нормальных» лжецов. В-третьих, они ожидают разный исход допроса. И вот почему.

Иллюзию прозрачности, упомянутая Сергеем — тенденция переоценивать насколько окружающие могут видеть наше внутреннее состояние (Gilovich, Savitsky, & Medvec, 1998). В контексте распознавания обмана, честный человек убежден, что если он расскажет все, что было на самом деле, то ему поверят и увидят, что он говорит правду. Лжец же, наоборот, переоценивает насколько его «нутро» будет видно окружающим Это, естественно негативно сказывается на его ожиданиях. Также, среди людей распространена «Вера в справедливый мир» (Lerner, 1980). Феномен этой веры можно легко описать одной фразой: «люди получают то что заслужили и заслужили то, что получили». То есть, невиновные люди не бояться наказания, ведь они ничего плохого не делали. Виновные же, наоборот, ожидают неминуемой кары. 

Косвенным доказательством тому может служить факт, что большинство людей в США не прибегаюn к своему законному праву «хранить молчание» во время допроса. Поскольку США — страна-приверженец презумпции невиновности, то это дело полиции доказать, что подозреваемый виновен. Подозреваемый имеет право в любой момент прервать допрос. Более того, если подозреваемый не арестован, он может беспрепятственно уйти. Но 78% людей не прибегают к «правилу Миранды» (в т.ч. право «хранить молчание») и продолжают отвечать на вопросы (Leo, 1996).

От общего к частному: стратегии лжецов

Поскольку честные люди и обманщики ожидают разного исхода допроса, они и готовятся к нему по-разному. Дальше как раз и пойдет речь о стратегиях против допроса, которые готовят подозреваемые.

Для вас уже не должно быть удивительным то, что лжецы готовятся к допросу гораздо чаще честных людей. Последние мотивируют их отсутствие тем, что они невиновны и они будут искренни во время допроса (Hartwig et al., 2007, 2010; Stromwall et al., 2006) и чаще всего просто рассказывают все как и произошло (Nahari, & Vrij, 2014)

Честные и лживые люди различаются и тем, каким стратегиям они уделяют больше внимание, вербальным или невербальным. Обманщики уделяют одинаковое внимание как вербальным, так и невербальным стратегиям (52% vs. 48%, соответственно). Искренние люди, если и готовят стратегии, то больше уделяют внимание содержанию своего рассказа (Clemens et al., 2013, Hartwig et al., 2010).

Невербальные стратегии лжецов

И хотя лжецы больше сфокусированы на невербальных стратегиях, различия в этой группе не столь велики. Большинство невербальных стратегий упоминаются лжецами, как и искренними людьми, одинаково часто или крайне редко. Так, например, искренние люди (50%) используют стратегию «не делать излишних движений»  не реже, чем лжецы (54%). Другие стратегии, вроде «следить за вокальным поведением» встречаются крайне редко (Stromwall et al., 2006).

Что касается таких стратегий как «вести себя спокойно» или «поддерживать зрительный контакт», то результаты исследований не всегда последовательны. Так, например, в исследовании Гренхаг и Стромвол (Granhag & Stromwall, 2002), две трети лжецов использовали стратегию «вести себя спокойно и не делать слишком много жестов» (67%), в то время как ни один искренний участник не упомянул эту стратегию вообще. Менее явная разница или ее полное отсутствие было найдено в других исследованиях (Clemens et al., 2013; Granhag et al., 2013; Hartwig et al., 2010; Hines et al., 2010). Тоже самое касается и зрительного контакта. Результаты двух исследований показали, что «поддержания зрительного контакта» одинаково важно, как для лжецов так и для искренних людей (Stromwall et al., 2006; Vrij et al., 2010), а третье, что лжецы придают этому поведению большее значение (Hines et al., 2010).

Вербальные стратегии лжецов

Чтобы успешно солгать, лжецы стараются рассказывать простые истории и рассказывать их уверенно (Granhag et al., 2013; Stromwall et al., 2006). Включать как можно больше деталей, избегать ложь и инкриминирующие факты. Также лжецы стремятся рассказывать последовательные истории (Hartwig et al., 2007). Чтобы не казаться виновными, лжецы приводят безобидные причины, почему они были на месте преступления (Hartwig et al., 2010). Когда участникам исследований предоставляют описание алиби, тогда они стараются придерживаться этой истории (Clemens et al., 2013; Nahari, & Vrij, 2014).

Почему это так важно?

Когнитивный подход основан на различии психологии лжецов и искренних людей. Чтобы метод был наиболее эффективным, ученые пытаются искать точки максимального различия между ними. Понимание стратегий и тех и других, дает эту возможность. Но иногда это позволяет вычислить и слабые стороны уже существующих методов.

Так вышло с одним из методов контент-анализа, Reality Monitoring (RM). RM нацелен на различие реальных воспоминаний от фальшивых. RM не применяется в практике, но целая серия исследований показала, что RM позволяет отличать фальшивые и искренние показания. Тем не менее, одно исследование ярко продемонстрировало, что RM не всегда одинаково пригоден. Когда человек обманывает, он не придумывает абсолютно новую историю. Вместо того, чтобы «создать» новое событие, люди чаще всего заимствуют из собственного опыта. Так, например, если в качестве алиби подозреваемый сообщает, что он был в супермаркете, он не будет придумывать новый супермаркет. Он опишет свой последний визит в супермаркет, но скажет, что это было в день «под вопросом». И исследование Гнисцы и коллег (Gnisci et al., 2010) это подтвердило. Половина участников (80/158) использовали стратегию «заимствовать из опыта», чтобы «составить» фальшивый рассказ. Поскольку они использовали реальный опыт, эта стратегия обезоруживает RM, по крайней мере частично.

Почему нам не удается распознать обман?

Эту идею я уже упоминал ранее (см. Принцип 4), но тут я постараюсь ее раскрыть подробнее. Вероятно, вы скажете что это «и так понятно» (ага, привет «Ошибка хиндсайта»), но ученые с вами не согласятся. Дело в том, что ученые всегда были больше сфокусированы на поведенческих показателях, которые позволяют отличить ложь от правды. Они изучают объективные и субъективные показатели обмана. Первые относятся действительно тому, что отличает искренних людей от лжецов. То есть, какие показатели на самом деле отличают обман от истины. Субъективные показатели — это такие, которые люди считают показателем обмана. И те и другие могут пересекаться, а могут существовать по-отдельности.

Например, снижение количества движений руками и ногами. Это объективный признак обмана, который большинство людей не считает признаком лжи (то есть, это не субъективный признак обмана). Отведение взгляда — пример популярного субъективного признака, но исследования показывают нулевую связь этого поведения и обмана. Наконец, лжецы делают более длинные паузы во время лжи, и это одновременно объективный и субъективный признак обмана. В этом случае люди верят, что более длинные паузы в речи выдают обман, и исследования это подтверждают. При сравнении субъектных и объективных показателей, чаще всего они не пересекаются.

Психология лжецов — неизвестная переменная?

Детальное изучение стратегий лжецов началось не так давно, но уже можно сделать более или менее обоснованные предположения. Сравнивая субъективные показатели обмана и стратегии лжецов, выходит следующая картина: люди стараются контролировать то поведение, которое, как они считают, демонстрирует обман. Например, самый популярный субъективный признак обмана во всем мире — отведение взгляда (Global Deception Research Team, 2006). Как вы уже знаете, и искренние люди и лжецы, считают «поддержания зрительного контакта» важным, чтобы показаться искренним (Hines et al., 2010; Stromwall et al., 2006; Vrij et al., 2010). Тоже касается и других популярных субъективных признаков, например, что лжецы более нервозные или они рассказывают менее последовательные истории (Global Deception Research Team, 2006). Исследований, которые бы проверяли связь между субъективными показателями обмана и поведением, которое люди показывают во время обмана, к сожалению, нет. Поэтому эта идея, хоть и интуитивно кажется правдоподобной, пока не подтверждена.

Если предположение в основе верное, то это может быть шагом в сторону понимания почему большинство субъективных признаков не являются объективными. Лжецы стараются контролировать поведение (стратегия), которое, как они считают, может их выдать (субъективные показатели).

Выводы

Психология лжецов и искренних людей перед допросом различается. Чтобы успешно обмануть или выглядеть искренним, люди прибегают к различным стратегиям. Например, люди пытаются выглядеть спокойными или рассказывать истории уверенно, чтобы не вызвать подозрение. Лжецы контролируют поведение, которое обычные люди считают признаками обмана. Поэтому большинство показателей, которые люди считают признаками обмана, в действительности не выдают лжецов.

Помните, что для успешного распознавания обмана недостаточно пассивного наблюдения. Чтобы успешно распознать обман, вам необходимо использовать приемы, которые позволят обойти стратегии лжецов и применять 7 принципов распознавания обмана.

  1. Clemens, F., Granhag, P. A., & Strömwall, L. A. (2013). Counter-interrogation strategies when anticipating questions on intentions. Journal of Investigative Psychology and Offender Profiling, 10, 125–138.
  2. DePaulo, B. M., Lindsay, J. J., Malone, B. E., Muhlenbruck, L., Charlton, K., & Cooper, H. (2003). Cues to deception. Psychological bulletin129(1), 74.
  3. Gilovich, T., Savitsky, K., & Medvec, V. H. (1998). The illusion of transparency: Biased assessments of others’ ability to read one’s emotional states. Journal of Personality and Social Psychology, 75, 332346
  4. Global Deception Research Team. (2006). A world of lies. Journal of cross-cultural psychology, 37(1), 60-74.
  5. Gnisci, A., Caso, L., & Vrij, A. (2010). Have you made up your story? The effect of suspicion and liars’ strategies on reality monitoring. Applied Cognitive Psychology24(6), 762-773.
  6. Granhag, P. A., & Strömwall, L. A. (2002). Repeated interrogations: Verbal and non-verbal cues to deception.  Applied Cognitive Psychology, 16, 243–257.
  7. Granhag, P. A., Mac Giolla, E., Strömwall, L. A., & Rangmar, J. (2013). Counter-interrogation strategies among small cells of suspects. Psychiatry, Psychology and Law, 20, 705–712.
  8. Hartwig, M., Granhag, P. A., & Strömwall, L. A. (2007). Guilty and innocent suspects’ strategies during police interrogations.  Psychology, Crime and Law, 13, 213–227.
  9. Hartwig, M., Granhag, P. A., Strömwall, L. A., & Doering, N. (2010). Impression and information management: On the strategic self-regulation of innocent and guilty suspects.  Open Criminology Journal, 3, 10–16
  10. Hines, A., Colwell, K., Hiscock-Anisman, C., Garrett, E., Ansarra, R., & Montalvo, L. (2010). Impression management strategies of deceivers and honest reporters in an investigative interview. The European Journal of Psychology Applied to Legal Context, 2, 73–90.
  11. Leo, R. A. (1996). Inside the interrogation room. Journal of Criminal Law and Criminology, 86, 266–303.
  12. Lerner, M. J. (1980). The belief in a just world. New York: Plenum
  13. Nahari, G., & Vrij, A. (2014). Can I borrow your alibi? The applicability of the verifiability approach to the case of an alibi witness. Journal of Applied Research in Memory and Cognition , 3 ,89– 94.
  14. Strömwall, L. A., Hartwig, M., & Granhag, P. A. (2006). To act truthfully: Nonverbal behavior and strategies during a police interrogation. Psychology, Crime and Law, 12, 207–219
  15. Vrij, A., Mann, S., Leal, S., & Granhag, P. A. (2010). Getting into the minds of pairs of liars and truth tellers: An examination of their strategies.  Open Criminology Journal, 3, 17–22.

+3

Поделиться:

Share on facebook
Share on vk
Share on twitter
Share on linkedin

Добавить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные для заполнения поля помечены *

Отправить